На главную Обратная связь
Республиканское государственно-общественное объединение
"Белорусское добровольное пожарное общество"
Главная» Новости

Из глубин истории07.02.2019

 

Мы никогда не узнаем, когда пожар был потушен в первый раз и кем был тот отчаянный человек, решившийся вступить в борьбу с всепожирающим пламенем, несущим смерть, а также что подвигло человека вступить в это неравное противоборство – страх, отчаяние, желание спастись или спасти. Но это было добровольное решение мужественного человека. С тех пор всегда находились люди, готовые бороться с огнем и побеждать его. Хотя имелось немало примеров, когда человек отступал в бессилии перед огненной стихией и нередки были случаи, когда пожары принимали громадные размеры и являлись страшным бедствием, когда занявшееся пламя, усиленное ветром и засухой, мгновенно распространялось по деревянным строениям, охватывая значительные территории населенных пунктов. Многие города и селенья канули в лета, обращенные пожаром в пепел.
Многие тысячелетия огонь для наших предков был таинственной силой и занимал одно из главных мест среди иных богов, обожествленный в образе «создателя молний» – Перуна. Даже с распространением Христианства, осознавая беспомощность перед лицом стихии, люди верили в происхождение пожаров «от Божьего гнева». Порой, вместо их тушения, люди прибегали к молитвам, заговорам и обрядам, на которые возлагалась последняя надежда.
В первых летописных городах борьба с огнем носила стихийный характер – каждый видел своей главной задачей спасение собственной жизни и имущества. Люди убегали подальше от горящих строений, а оставленный на волю пламени город зачастую стремительно выгорал до последнего дома.
Летописи и хроники донесли до нас примеры огненных катаклизмов раннего средневековья. Своеобразным отголоском огненных бедствий, дошедшим до наших дней, являются названия ряда населенных пунктов: Пожар, Пожарцы, Жарцы, Горелово – таких названий более трехсот на карте нашей страны.
Только в средние века с развитием общественных отношений начинают появляться формы противодействия пожарам, основанные на активном участии населения.
 
Первые известные упоминания об организации на белорусских землях борьбы с пожарами относятся к XIV-XV вв. Именно в этот период в городах местным самоуправлением начинают вводиться обязательные постановления по правилам пожарной безопасности – “огненные порядки”. В них помимо всевозможных запретов и стремления сократить использование огня в целом, было закреплено, что тушение пожара – обязанность всех без исключения горожан. Так, в случае “гвалту от огню... як зазвонят” мещане без всяких оговорок должны были явиться на пожар со своим инвентарем. Для надзора за выполнением предписанных норм, вводились специальные должности: “Стражник от огня” (руководил действиями жителей во время тушения пожара), “Кликун” (в дневное время он обходил кварталы города и выкрикивал, почтительно, но настойчиво, установленную городским магистром фразу, а в ночное время – руководил действиями ночных пожарных караулов. В задачу караула входило обнаружение пожара по его первым признакам, подача сигнала тревоги, сбор и организация населения на тушение пожара).
Научные теории, объясняющие природу огня,  появились только в XVIII веке. Но чтобы убедить основную часть населения, что с пожарами нужно бороться, предупреждая их, потребовалось много десятилетий.
Заметная роль в этом деле принадлежала газетам. И хотя не все рекомендуемое было бесспорным, но это уже были попытки научить людей принимать хоть какие-то меры по предупреждению пожаров и их тушению в начальной стадии. Так, газета «Минские губернские новости» в 1840 году довольно часто в «прибавлении» (приложении) к номерам газеты размещала на своих страницах советы по предупреждению пожаров. Например, в прибавлении к №№ 10, 32 и 64 – 1840 года была опубликованы следующие статьи:
 
Прочная и дешевая от огня предохранительная краска
В одном немецком журнале Гаусь-Фрейнд очень одобряет следующий состав для окрашивания деревянных строений, особенно крыш: 1 фунт мелкого речного песка, 2 фунта просеянной золы и 3 фунта извести совершенно равно смешанных растереть на легко сваренном конопляном масле, как бы обыкновенную масляную краску. Этим составом теплым прогрунтовать крышу или стену как можно равнее, чтобы краска проникла во все щели, а когда совершенно высохнет, то окрасить еще раз погуще. Эта краска не только противустоит всякой сырости, но даже крепнет в воде и, опытом доказано, что падающие на нее искры, угли и даже самое пламя долго не разрушает окрашенное ею дерево.
Состав этот кажется был бы еще прочнее, если бы вместо речного песка взять мелко растолченный кирпич, который, как известно, будучи смешан с известью дает так называемому цементу, употребляемую для каменной кладки в самой воде, где она делается крепкою, как камень. Притом же, кирпичный порошок имеет особенное свойство противостоять огню, как сказано в № 49 сей газеты 1834 года и в № 54 – 1836 года, при описании способа окрашивания крыш смолою, посыпанною этим порошком. Хорошо если бы кто-нибудь у нас, испытав то и другое, сообщил бы свои наблюдения по сему предмету, для общего сведения.
 
Верное средство гасить загоревшуюся в трубе сажу
Лишь только замечено будет, что сажа в трубе загорелась, надобно тотчас покрыть трубу мокрою рогожею, войлоком или сукном сколько возможно плотнее; а в печь от которой произошла вспышка, бросить несколько горстей толченой серы и ту же минуту закрыть дверцы или заслонку, и сверху завесить их мокрою тряпкой. Вслед за этим огонь как в печке, так и в трубе погаснет, ибо от горения серы немедленно образуется большое количество газа серноватой кислоты, которым наполнится вся печь и труба; а как этот газ вовсе не поддерживает горение тел, то пожар и прекращается. Если по каким-либо причинам нельзя было бы закрыть трубу, как сказано выше, то и в таком даже случае сера, брошенная в печь потушит огонь в трубе, только не так скоро, и при том ее надобно употребить гораздо более, нежели при покрытой трубе. Должно заметить, что после, когда сажа в трубе таким образом погашена, отнюдь не должно открывать печь прежде чем она совершенно простынет и весь удушливый газ выйдет из нее в трубу: иначе этот газ может распространяясь по комнатам, причинить большей вред живущим в них.
 
Закалка ламповых стекол
Сделать ламповые стекла возможно прочными весьма не мудрено: стоит только взять какой вам угодно золы, всыпать ее в кастрюльку, столько, чтобы она заняла треть емкости, долить эту кастрюльку холодною водой, положить туда ламповые стекла и поставить все это на огонь. Когда стекла прокипят полчаса или час, вынуть их из кастрюли и потом смело употребляйте. Будут ли они принесены с холода, когда вы поставите лампу, будут ли они поставлены криво, будет ли огонь пущен во всю трубку стекла – вы можете быть уверены, что стекло не лопнет.
Но не очень-то такие советы помогали предотвращать пожары. И на рубеже XVIII-XIX веков происходит переход от общественных форм организации борьбы с огнем к созданию пожарной охраны на кадровой основе. Известно, что предпринимались шаги к организации штатных пожарных команд уже в первые годы XIX века. Так, в 1803-1804 гг. городские Думы Минска и Витебска предлагали обывателям городов создать пожарные команды.
В 1817 и 1818 годах из Минска, Гродно и Витебска были направлены в Санкт-Петербургское «Пожарное депо» для обучения «брандмейстерскому искусству и умению делать огнегасительные инструменты» по три человека из способных к учению обывателей 18-23 лет. По императорскому Указу в губернских городах вводятся штатные должности брандмейстера, и, исходя из местных возможностей, определяется штат служителей и состав обоза. Тогда же, повсеместно начинают создаваться «пожарные дома» – места для размещения служителей и хранения пожарного обоза.
Организационное оформление и создание структуры пожарной охраны в белорусских городах, начавшееся в начале XIX века, завершается в 1853 году.
17 марта 1853 года именным Указом Николая I была утверждена «Нормальная табель составу пожарной части в городах». Все города по числу жителей подразделялись на семь разрядов – для каждого города был определен сопоставленный с реальной потребностью штат пожарных служителей и количество инструмента для оказания «пожарной помощи». Штатное расписание команд было утверждено для 482 городов Российской Империи, в том числе для 34, находящихся на территории современной Беларуси.
13 июля 1853 года Минское губернское правление и Минская городская Дума рассмотрели вопрос об устройстве в городе пожарной команды. Штат и состав пожарного обоза команды были приведены в соответствие с «Нормальной табелью». Для обоза команды приобрели новейшие образцы пожарного оборудования, построили здание пожарного депо, произвели смену лошадей. Созданная пожарная команда из 48 служителей во главе с брандмейстером, в составе четырех отделений, была призвана защищать город от огненных бедствий.
Наряду с профессиональными командами, во второй половине XIX века начинают учреждаться общественные пожарные команды – они назывались «вольные общества пожарных охотников». Первым из пожарных обществ на Беларуси стало Витебское, организация которого началась в 1872 году. Минское вольное пожарное общество (МВПО) начало действовать в 1876 году.
Основной задачей пожарных обществ, являлось оказание помощи городским пожарным командам и населению в борьбе с огнем. К началу XX века в них насчитывалось до двухсот человек, а сами общества превратились в самостоятельную силу, превзойдя по многим показателям профессионалов.
 
Минская городская организационная структура РГОО «БДПО»
Вернуться к списку новостей