На главную Обратная связь
Республиканское государственно-общественное объединение
"Белорусское добровольное пожарное общество"
Главная» Новости

Минское вольное пожарное общество 13.03.2019

    Этот период для Минска интересен общественной жизнью города. Чему немало способствовало назначение на должность губернатора одного из наиболее талантливых администраторов того времени Валерия Ивановича Чарыкова, который 24 января 1875 года вступил в управление городом и губернией. Одним из первых его начинаний стала организация медицинской помощи населению. По его инициативе были созданы передвижные лазареты, которые объезжали белорусские деревни, открыты около 500 сельских больниц. Значительное внимание уделялось благотворительной деятельности: оказывалась помощь богадельням, приютам для малолетних, созданию дешевых и бесплатных столовых для нуждающихся, раздавались денежные пособия для покупки дров, на обучение и т.п. За службу в должности губернатора Минска Чарыков был награжден орденом Белого орла.

За время своего губернаторства (1875-1879гг.) Чарыков расширил сеть учебных заведений и проведение культурно-просветительных акций. В Минске регулярно проводились вечера с участием известных литераторов, артистов, в общественном собрании организовывались празднования Нового года. С 1877 года в театре по субботам проводились маскарады.
Интеллигенция губернии включилась в эту насыщенную общественную жизнь, активно участвуя как в развлекательных мероприятиях, так и в акциях благотворительности. При этом, нашлись те, кто осознавал, что, несмотря на царящее в обществе пренебрежительное отношение к пожарной деятельности, народ страдает не только от мрака невежества, болезней и голода, но и от опустошительных пожаров и нуждается, наравне с просвещением и оздоровлением, в ограждении от разорительности и тяжести последствий пожарного бедствия. Тем более, что Минск в большинстве своем был застроен деревянными близко расположенными друг к другу строениями.  
             
Создание в Минске пожарного общества было вызвано неудовлетворительным состоянием средств тушения пожаров и «отсутствием необходимой нравственной энергии и подъема духа в составе городской пожарной команды».
Так, энтузиастами борьбы с пожарами на имя губернатора было подготовлено письмо от 25 мая 1876 года с предложением о создании Минского вольного пожарного общества (МВПО). По замыслу учредителей созданное общество должно было восполнить эти пробелы и устранить недостатки в противопожарных ресурсах города. Инициатива принадлежала небольшой группе людей из среды служащих в судебном ведомстве, управлении Либаво-Роменской железной дороги, врачей, аптекарей и лиц купеческого сословия. Возглавил команду энтузиастов бывший мировой посредник А.А.Дмитриев.
И уже в июне 1876 года Министр внутренних дел на основании представления Минского губернатора (прошения жителей г. Минска и положения МВД) утвердил устав Минского вольного пожарного общества.
В общество вошли действительные члены, которые только платили денежные взносы, и члены-охотники, которые принимали в делах общества непосредственное участие. Управление осуществлялось общим собранием и правлением, избиравшимся общим собранием в составе председателя и 6 членов. Средства складывались из членских взносов, пожертвований и субсидий от разных лиц и учреждений, доходов от денежных капиталов и недвижимых имуществ.
Однако большинство городских жителей, а также Городская Дума отстранились от этого полезного начинания и не сочли нужным помочь Обществу ни активным участием, ни материальными средствами. Подобное поведение тем более изумляло учредителей Общества, что Минск подвергался в то время частым и сильным пожарам, уничтожающим ежегодно значительные части города. Периодически происходили такие крупные пожары, при которых город выгорал наполовину, а иногда и более (в течение 19-го столетия – 16 раз). Нажитое долголетним трудом исчезало в один день. Беднякам, влачащим и до пожара жалкое существование, приходилось пускаться с сумой. Так, например, после пожара 1867 года многие дворовые участки в центральных кварталах города остались в развалинах, а их жители поместились в жалких лачугах, наскоро выстроенных за городом в местности, вследствие этого названной «Новым строением». За прошедшее десятилетие, несмотря на значительное разрастание города, на Немигской, Тюремной, Раковской, Романовской и других улицах еще сохранялись развалины некогда обгоревших зданий, напоминавших об обездоленных владельцах.
Равнодушие жителей города к судьбе пожарного общества можно объяснить лишь сомнением в пользе, которую, по их мнению, вряд ли сможет принести небольшая группа добровольцев, начинающих свою деятельность с голыми руками: ведь городская пожарная команда, на содержание которой расходовалось от 12 до 15 тысяч в год, не в состоянии была противостоять ни одному серьезному пожару. Городская же управа того времени почему-то даже враждебно отнеслась к созданию и деятельности Общества.
При таких неблагоприятных условиях создавалось Минское пожарное общество, вынужденное на первых порах бороться с равнодушием жителей, которым оно желало принести посильную пользу в борьбе с огненной стихией.
Минское вольное пожарное общество открыло свои действия первым общим собранием, состоявшимся 4 августа 1876 года. На собрании были проведены выборы Правления и Совета. Стесненность в материальных средствах и малочисленность членов Общества не позволили сформировать пожарную дружину. Тем не менее, по мере возможности, они старались достичь намеченной цели. К началу 1877 года они уже имели:
два насоса (большой и малый) – получены из городской пожарной команды, где они не использовались, так как были неисправны);
телега с устаревшим пожарным инструментом;
шесть бочек на 4-х колесном ходу.
Все эти принадлежности были приспособлены для конной возки, ввиду того, что предполагалось, как заведено в других городах, где существуют пожарные команды, обязать извозчиков являться в случае пожара с лошадьми на пожарный двор и во время пожара быть в распоряжении начальника отряда охотников за условную почасовую плату. Однако Городской Думой это не было улажено и первым охотникам приходилось на себе таскать обоз к месту пожара. Так как Минск был мощен только в центре, то можно представить с каким трудом охотники доставляли обоз и воду к месту пожара и насколько они, после такой доставки, могли помогать тушению. Тем не менее, на 12 значительных пожарах 1876-1877 годов охотники успели показать всю пользу своих действий и дали понять, что можно было бы ожидать при хорошей организации работы Общества.
Видя усердие, с каким работали охотники (а в первые дни им вообще приходилось являться на пожары без всякого инструмента), и как активно они помогали городской пожарной команде, жители города стали относиться к Обществу более благосклонно:
домовладельцы отдали Обществу деньги, причитавшиеся им за постой войск во время мобилизации;
в ряды Общества стало записываться все больше и больше членов и охотников, что позволило почти удвоить денежные и рабочие средства;
директор правления Либаво-Роменской железной дороги выписал из Москвы и передал в полное распоряжение Общества ручной насос «Гидрофор» завода Густава Листа.
Все это помогло развиваться и окрепнуть Минскому вольному пожарному обществу. Их оснащение значительно улучшилось и составило:
один большой насос, выбрасывающий 800 ведер воды в час;
два малых насоса, выбрасывающих 400 и 300 ведер в час;
телеги с инструментом (топоры, багры, лестницы, кошки, ведра, фонари, пилы, ломы, гидропульт, 10 бочек для возчиков воды).
Приход денежных средств составил 1398 рублей, а расход – 1188 рублей.
Пожарная дружина подразделялась на следующие отряды под управлением особых начальников:
команда при пожарных снарядах;
команда, управляющая пожарными трубами;
команда для спасения людей и имущества;
команда для ломки строений;
команда водолазов;
команда наблюдения за порядком.
На пожары и учения охотники должны были являться в длинных сапогах, черной суконной блузе и в шапке с опускным башлыком (на шапке размещалась бляха с буквами М.В.П.О.), а на рукаве навязывалась перевязь с символом отряда.
16 июня 1877 года состоялось второе общее собрание членов общества, на котором был частично обновлен состав правления. Первым же решением нового состава было устройство ручного обоза. Поставив имеющиеся насосы на 2-х колесные тележки, приспособив воз с инструментом для ручной возки, приобретя и приспособив   5 бочек для возки на 2-х колесном ходу – все это было готово к 15 июля. С этого времени охотники получили возможность самостоятельных действий. Депо для содержания пожарного обоза было устроено в деревянном сарае, нанятом на ул.Преображенской (ныне – Интернациональная).
Правление Общества, наряду с заботой об устройстве обоза обратило внимание, что извещение и сбор на пожар членов общества составляет самую слабую сторону дела и на заседании 10 июля 1877 года подготовило ходатайство по устройству электрических звонков. Но, несмотря на составленный оригинальный проект, закупленное и полученное оборудование и выделенные правлением Либаво-Роменской железной дороги 200 рулей, устроить эту сигнализацию не удалось.
К концу первого года существования Общества казалось, что дальнейшее развитие его является вполне обеспеченным ввиду симпатий жителей города. Однако второй год оказался очень тяжелым: доход оказался столь незначительным, что этой суммы не хватало даже на ремонт обоза. Обращения к разным лицам и учреждениям с ходатайством об усилении средств Общества не увенчались успехом. Ситуация оказалась насколько трудной и шаткой, что почти все члены МВПО, стоявшие у его основания, вышли из Общества, мотивируя это недостаточностью средств и отсутствием всякой поддержки со стороны тех учреждений и лиц, на которые Общество вправе было рассчитывать.
Положение Общества оказалось весьма плачевным, хотя отряд охотников в числе 150 человек делал все от него зависящее для успешной борьбы с пожарами. Так, благодаря их усилиям спасено здание Минской классической гимназии от пожара, возникшего в результате поджога, учиненного ночью в надворных деревянных постройках, наполненных дровами. Была разработана Инструкция членам-охотникам Минского пожарного общества с указанием отрядов, на которые распределялись входящие в МВПО охотники, а также их действий при работе на пожарах и качеств, которыми они должны обладать (приложение 3).
С началом третьего года существования пожарное общество вступило в самый тяжелый период своего развития. Членские взносы составили ничтожно малую сумму (50 рублей). Положение было настолько безнадежно, что правление отказалось от своих полномочий, считая невозможным продолжать деятельность МВПО при столь ничтожных средствах. Тогда наиболее энергичные охотники, желая спасти от гибели дорогое для них вольное пожарное общество, начали устраивать в его пользу гуляния и спектакли. Этот новый источник доходов принес 666 рублей 82 копейки и дал возможность более или менее сносно закончить третий год своего существования.
Огромным неудобством, значительно тормозившим работу Общества, служило отсутствие подходящего места для хранения обоза. В нанимаемых старых сараях пожарное имущество приходило в негодное состояние, отчасти расхищалось   и к началу каждого нового пожарного сезона обоз приходилось пополнять.
В ответ на неоднократные ходатайства перед Городской Думой об отведении места для постройки депо и ассигнования какой-нибудь суммы на это строительство, наконец-то городские власти приняли постановление от 25 февраля 1878 года об отведении для МВПО части городского плаца за Городской управой, но в денежной помощи отказали. Об этом было сообщено Обществу 6 февраля 1880 года. Однако за неимением средств, постройка собственного хотя бы временного сарая не была осуществлена. Неоправданно равнодушное отношение Городского управления и Минских домовладельцев привело к нуждам Общества, отсутствие денежных средств не только на строительство, но и на необходимый ремонт и содержание пожарного имущества и инвентаря, привело к тому, что правление было вынуждено приостановить свои действия.   

 

Вернуться к списку новостей