На главную Обратная связь
Республиканское государственно-общественное объединение
"Белорусское добровольное пожарное общество"
Главная» Новости

Из истории12.04.2019

В 1887-1889 годах Пожарное общество продолжало развивать свою деятельность. Однако в 1889 году закончился срок, на который была взята ссуда из Виленского Земского Банка. А так как Общество не смогло выплатить весь долг банку, то Правление было вынуждено войти с ходатайством о переводе этого долга на долгосрочную ссуду (на 27 лет). Отсрочку ссуды продлили только на 3 года.  В связи с этим Правлением принимались любые меры к увеличению средств Общества, так как взносы не могли покрыть всех расходов. Устраивались гуляния, спектакли, ледяные катки в Губернском саду и по улице Преображенской около депо. Заработанные деньги были израсходованы на увеличение обоза и инвентаря, устройство при депо ворот, забора вокруг двора, строительство в здании лестницы. Последнее было особенно необходимо, так как до этого в здании депо не было постоянной лестницы для входа на верхний этаж и приходилось пользоваться ветхой деревянной стремянкой, что представляло опасность для дежурных охотников и проживающих на верхнем этаже кучеров.

Было также устранено такое серьезное неудобство, как отсутствие особой конюшни для лошадей. В том же депо, где хранился обоз, были помещены 6 лошадей. Не говоря о том, что содержание вместе обоза и лошадей крайне вредно сказывалось на чистоте и сохранности инструмента, в самом помещении чувствовалась теснота, что во время тревоги делало запряжку лошадей крайне медленной и затруднительной. Кроме того, из-за отсутствия помещения было невозможно увеличить обоз по части лошадей, что являлось крайне необходимым. Ведь хотя лошади на пожар должны были поставляться почто содержателем Гурвичем, это было в высшей степени неудобно. Наемные лошади содержались довольно далеко и вследствие чего не могли быть доставлены в депо Пожарного общества своевременно, что служило причиной позднего выезда к месту пожара. К тому же наемные лошади не были приноровлены к пожарной службе, что нередко являлось серьезной помехой действиям охотников на пожарах. В виду этого было была построена конюшня со складом для сена и соломы, что дало возможность увеличить количество лошадей, которых стало уже 10.

О том, что подобные преобразования в МВПО необходимы и оправданы, свидетельствуют конкретные факты. Наглядным доказательством прогрессивного развития Пожарного общества может служить пожар в квартале между Александровской и Набережной улицах. Густо застроенный деревянными строениями и надворными постройками вперемешку со старыми каменными домами, в первый раз в 1874 году этот квартал выгорел почти весь. Отстроенный в том же виде, он через 4 года, благодаря усилиям охотников, работающих на тушении, выгорел только наполовину. В третий раз в 1890 году пожар ограничился только небольшой частью квартала.

8 июля 1890 года Начальником Губернии был назначен смотр Минского вольного пожарного общества. В воскресенье в 19 часов 30 минут колонна охотников и пожарный обоз направились на Соборную площадь. Там уже собралась толпа народа и полиции пришлось очищать место для проведения смотра. В то же время охотники быстро, без суеты и толкотни, разгружали телеги, снимали с них крючья, багры, веревки. Затем началась репетиция действий отрядов во время пожара. Главным местом действий избрали Казенную палату и башенные часы. По складной лестнице охотники быстро взбирались на крышу здания и в башенные часы, откуда, пристроив спасательные мешки, спускались вниз. Часть охотников, оставаясь на лестнице и крыше, демонстрировали тушение предполагаемого пожара. Сила напора насосов была такой, что, струя воды достигала высоты костела.

По результатам смотра был сделан вывод: состояние обоза, распорядительность начальствующих должностных лиц и охотников МВПО в обращении с насосами и инструментами заслуживают похвалы и признательности, тем более, что труд их безвозмездный, вытекающий из бескорыстного желания помочь в борьбе с грозной стихией.

Однако не только на смотрах отличались охотники МВПО.  Успешное тушение пожаров не оставалось незамеченным для минчан. Часто в газетах публиковались заметки о происходящих в городе пожарах и достойной работе охотников на их тушении.

Газета «Минский листок» от 26.07.1891 г.

«Вчера в час дня на Скобелевской улице произошел пожар. Загорелось в доме Поливки в квартире судебного пристава Теминского. Огонь быстро охватил дом, но благодаря вовремя приехавшей вольно-пожарной команде пожар был остановлен.

Энергия и расторопность членов вольной пожарной команды решительно заслуживает похвалы. Не взирая на опасность, они взобрались на крышу и, окруженные пламенем, стали выламывать брусья, при чем один из пожарных ударил себе топором по мизинцу и изуродовал его.

На пожаре присутствовал Его сиятельство Минский губернатор».

 

Газета «Минский листок» № 77 от 24.09.1891 г.

«21 сентября около 10 часов утра вспыхнул пожар в доме Климович по Подгорной улице. Дом Климовича недавно выстроен и не взирая на отсутствие штукатурки в одной его половине уже жила владелица, а другая сдана в наймы, но оставалась пустой. Из этой части дома и показался огонь, охватив кухню, проник на чердак и быстро начал свое губительное дело. Сухой деревянный дом явился прекрасным горючим материалом. К моменту прибытия городской пожарной команды внутренняя часть крыши была уже охвачена пламенем, а зловещие огненные языки прорывались наружу. Нужны были крайне энергичные действия, чтобы отстоять как горевшее, так и соседние здания. В наличии была только одна пожарная кишка сомнительного достоинства: напор воды едва поднимался до карниза. Тем не менее огонь скоро был локализован, чему много поспособствовала вольная пожарная команда, хотя и явилась она в ограниченном составе, благодаря еврейским праздникам. С появлением второго насоса и трубы тушение пожара было обеспечено. Движимое имущество было вынесено вовремя».

 

Достижения МВПО в борьбе с пожарами были отмечены не только местными жителями руководством города. Минское вольное пожарное общество занимает заметное место среди других российских обществ.

В июне 1892 года в Санкт-Петербурге состоялся съезд представителей пожарных дружин, в котором участвовало и Минское вольно-пожарное общество. Данный съезд был значительным событием того времени. К его проведению, в мае 1892 г. вышел в свет «Краткий статистический обзор пожарных команд Российской Империи», составленный графом А.Д.Шереметевым.  В это же время, также участником организационного комитета А.П. Чеховым издан «Исторический очерк пожарного дела в России». В своем очерке Александр Павлович, изложил сведения о развитии пожарного дела «от самых первых летописных известий», обобщив множество интереснейших фактов и подробностей, собранных с мест, но о развитии его в городах Минской губернии в этой работе сведений нет. «Обзор…» графа Шереметева представлял обобщенные сведения о 3020 действующих в городах, поселениях и предприятиях России пожарных организациях, как-то: полицейских, общественных, крепостных (военных), заводских, железнодорожных и сельских командах, вольных обществах и дружинах, в том числе и 21 пожарной организации, действующих в это время в Минской губернии, собранные при подготовке съезда.

Эти два труда фактически явились первыми источниками сведений, представляющих историю рождения, развития и фактическое состояние пожарных организаций в десятилетие, завершающее XIX в. Благодаря работе графа Шереметева, уже возможно сравнить фактическую постановку пожарного дела в Минской губернии по отношению с другими губерниями Российской Империи. Из «Обзора…» – в конце 1891 г. Минской губернии действуют 21 пожарные команды – 9 городских; 7 вольных; 3 сельских; 1 заводская; 1 военная (в Бобруйской крепости). Личный состав всех, составляет 1064 человек. В хозяйственной части организаций состоит – 3 линейки; 76 пожарных труб; 28 насосов с принадлежностями; 326 бочек; 41 багорный ход; 2 фургона для рукавов и 92 лошади. По обшей численности личного состава Минскую губернию превосходили только 19 губерний из 61 находящихся в западной и центральной части России, по числу пожарных труб – только 24 губернии, по числу лошадей – 40.

 

Пожарные организации г. Минска и губернии на страницах обзора графа Шереметева.

Съезд привлек внимание не только пожарных деятелей, но и всех жителей Санкт-Петербурга. 14 июня 1892 г. жители северной столицы стали свидетелями ослепительного парадного шествия по проспектам города вольных пожарных обществ, команд и дружин, прибывших со всех концов страны на I-й съезд пожарных и страховых деятелей России. Уже на следующий день многие газеты писали об этом событии:

«Мощные, бравурные звуки духового оркестра, идущего впереди колонны пожарных охотников, как магнит, привлекли всех, кто в этот воскресный день оказался на улицах столицы. Среди массы публики, восхищенной необычным зрелищем, можно было видеть важных господ и простолюдинов, столичных модниц и скромных служанок, чопорных чиновников и веселых мастеровых, юных барышень и мешковатых провинциалов, юрких мальчишек, гурьбой выбегающих из открытых подъездов, переулков и проходных дворов Санкт-Петербурга, замирающих в восторге от беспрерывно гремящей музыки и бравого вида пожарных добровольцев.

Они шли, твердо печатая шаг, в ослепительно свергающих касках, парадных мундирах, опоясанные лакированными поясами с пристегнутыми карабинами и топориками, шли, гордо неся символы доблести огнеборцев. Грудь многих пожарных охотников украшали ордена, медали и почетные знаки за мужество, проявленное в борьбе с огненной стихией. А над марширующей колонной легкий утренний ветер шелестел бархатом и шелком разноцветных знамен, штандартов и вымпелов, на которых золотом горели вышитые гербы городов и эмблемы пожарных организаций.

Среди 269 представителей, прибывших для участия в I-ом в истории России пожарном съезде, делегации пожарных охотников от городов Минска, Могилева, Смоленска и других, уже много лет бескорыстно несущих огненную вахту, оберегая население от пожарных бедствий. Пожарные охотники – так в то время называли граждан, по зову души посчитавших своим призванием выступить на борьбу с огнем и ставших организаторами первых общественных пожарных организаций в городах».

Учитывая численность делегатов от земств, представляющих сельскую пожарную охрану, пожарных обществ, команд и дружин, основное большинство на съезде принадлежало пожарным добровольцам, следовательно, их голоса были решающими. И именно по их настоянию на первом пленарном заседании съезда был рассмотрен вопрос объединения вольных пожарных обществ. Съезд единодушно признал необходимость создания такого общества и одобрил предложенный на рассмотрение Устав, который после доработки Шереметевым, Львовым и другими пожарными деятелями был утвержден в Министерстве внутренних дел 23 марта 1893 года. Через полтора месяца был сформирован и приступил к практической работе Совет Российского пожарного общества.

Во время этого съезда Император Александр III собственноручно прибил к древку знамени МВПО вензелевое изображение своего имени. 

 В этом же году члены общества Александр Импорт и Август Импорт за особые заслуги на пожарном поприще были представлены к Высочайшим наградам – серебряным медалям на Станиславской ленте.

Важным событием стало и вступление в 1893 году МВПО в число действительных членов Императорского Российского Пожарного общества. В разделе 1, где указывались общие сведения, сообщалось:

1. Название общества: Минское вольное общество пожарных охотников.

1.1. Месторасположение: город Минск губернский.

1.2. Устав: специальный.

1.3. День утверждения устава: 20 июня 1876 года.

1.4. День открытия действий: 4 августа 1876 г.

1.5. День годового или образного праздника: 6 августа.

2. Район выезда: губернский Минск, уезды, местечки, также Борисов, Столбцы, Бобруйск, Радошковичи.

3. Материальная помощь от других учреждений: от Городской управы, страховых обществ.

4. Использует помещения и обоз: собственные.

5. Источники доходов: членские взносы, ледовый каток, аренда за цирк, танцевальные вечера и гуляния.

6. В районе действия имеются противопожарные учреждения: городская пожарная команда, пожарные дружины Либаво-Роменской и Московско-Брестской железной дороги.

7. Обеспечение команды от увечья: касса взаимовспомошествия общества.

Введение в действие в 1890-1893 годах первых телефонных станций, позволило использовать телефонный аппарат как вид уличной пожарной сигнализации. В наиболее населенных и необеспеченных в пожарном отношении районах города, а также на перекрестках главнейших улиц было установлено 19 сигнальных фонарей, соединенных с квартирами, имеющими телефоны.

В этот же период Правление Общества обращается к Минскому Полицмейстеру с ходатайством об отдаче соответствующих распоряжений нижним полицейским чинам, которые обязать будить охотников при возникновении пожара в какой-либо части города.  С этой целью в полицейские участки сообщаются точные адреса охотников.  Чтобы полицейские и городовые могли узнать квартиры охотников, на воротах их домов размещали особый знак (красная четырехконечная звезда с синим контуром). Для своевременного прибытия на место сбора или пожара охотникам, прослужившим более 1 года, выдавались на руки извозчичьи книжки с отрывными марками. При этом особой инструкцией было запрещено использовать марки для следования к месту учения, гуляния или возвращения с пожара. По окончании работ на пожаре, отрывной корешок марки опускался в специальный ящик, находящийся у цехмейстера.

Решился вопрос о медицинском обслуживании охотников. Так, Правление, имея в виду получение охотниками на пожарах ран и ожогов, отпустило деньги на первое обзаведение и обустройство медчасти и введении должности врача Общества, обязанного безвозмездно лечить охотников. 

В 1894 году увеличен состав обоза приобретением очень сильного насоса и 4 железных бочек. После этого приобретения Общество уже представляло внушительную силу и занимало одно из первых мест среди обозов других пожарных команд.

Были приняты меры и к усовершенствованию извещения охотников о возникновении пожаров. Дополнительно к уже установленным электрическим сигнальным колоколам на станциях Либаво-Роменской и Московско-Брестской железной дороги на фасаде Пожарного общества и Городской пожарной команды были установлены еще 4 сигнальных колокола. Таким образом, караульный на каланче, нажав на кнопку, давал знать о пожаре в казармы городской команды и депо Общества, а несколькими частыми нажатиями – объявлял общую тревогу членам общества, живущим по соседству с установленными пожарными колоколами.

Нередко рационализаторские предложения поступали и от самих охотников. Так, в правление МВПО был представлен Проект устройства для Минска пожарной сигнализации, в которой город из-за «большого размера и количества жителей» крайне нуждался (прил.№ 5).

В это время МВПО занимает уже значительное положение в жизни города – его уважают, с ним считаются.

 Минское вольно-пожарное общество активно участвует в мероприятиях, проводимых Российским Императорским Пожарным Обществом (РИПО). На заседании Правления МВПО 4 октября 1894 года Совет Общества принимает приглашение РИПО об участии во Всероссийской пожарной выставке в Нижнем Новгороде. А 10 ноября того же года по отношению Главного Совета РИПО депутат от МВПО командируется в Санкт-Петербург для участия в возложении венка на могилу Императора Александра III.  Для участия в депутации был избран С.Д.Штулькерц.

Чтобы не быть в стороне от событий, связанных с деятельностью иных пожарных обществ, МВПО открывает подписку на журнал «Пожарное дело» и ежегодник Императорского российского пожарного общества, выпускаемый в карманном формате – «Пожарный календарь».

В 1895 году Общество успешно продолжает свою деятельность. Популярность общества у горожан весьма высока. Для поднятия престижа Общества 8 июня 1895 года в МВД был утвержден образец формы членов МВПО. В утвержденном документе давалось следующее описание формы обмундирования Минского вольно-пожарного общества:

«Членов охотников – полукафтан черного сукна, двубортный с отложным воротником, золочеными пуговицами образца Императорского Российского Пожарного общества, петлицами и поперечными наплечными знаками с буквами М.П.О.  Петлицы и наплечные знаки у Начальника охотников и его помощников из черного бархата с красными кантами; у цехмейстера, его помощников и флаг-юнкера с белыми кантами, у охотников-лазальщиков синие с красными кантами, у трубников красные с черными кантами.

Погоны у всех должностных лиц обшиты кругом желтым галуном в два ряда, у десятников в один ряд, у помощников по одной нашивке в длину погона, у ст. ливерного белая галунная нашивка кругом погонов в один ряд, у ливерных и механиков две нашивки по ширине погона, у их помощников по одной нашивке по ширине погона.

На рукавах у Начальника охотников 3 желтых галунных нашивки, у его помощников и начальников отрядов и у цехмейстера по 2 нашивки, у помощников начальников отрядов, помощников цехмейстера и флаг-юнкера по одной.

Головной убор: каски у должностных лиц с высоким гребнем и орлом, у рядовых охотников с низким гребнем, у Начальника охотников для парадных случаев каска белого металла с желтыми накладными орнаментами и красным султаном.

Фуражки у охотников отряда лазальщиков с синими околышками, у остальных охотников с красными околышками и пожарной кокардой на околышке.

Брюки синие.

Сигнальные рожки у всех должностных лиц на белых шнурках с черными и желтыми нитками.

Капельмейстера – двубортный сюртук со стоячим бархатным воротником, поперечными бархатными погонами с красным кантом кругом и одним желтым галуном кругом в середине желтые шитые буквы М.П.О. Один галун желтый кругом рукава на обшлаге.

Музыканта – двубортная куртка со стоячим воротником с красным кантом, желтыми пуговицами, сукно черное, брюки синие, наплечные знаки продольные плетеные, желтый мишурный жгут, черного сукна узкий пояс с красным кантом».

 

На страницах выходившей в то время газеты «Минский листок» деятельность МВПО освещается постоянно, тем более, что касается она как жизни отдельных горожан (тушение загоревшихся частных домов и предприятий), так и общественной жизни города (вечера отдыха в городском парке, устройство катка и т.п.).  Так, на заседания Правления общества одним из вопросов повестки дня было возведение нового домика для публики на катке вместо сгоревшего ранее. Домик планировалось оборудовать телефоном, новой электрической иллюминацией, устроить навес для музыки и помещение со скамейками для дам. Заведывание катком принял на себя вахмистр Общества. И сразу же это событие было освещено в газете «Минский листок» от 28.07.1985 года:

«Вольное пожарное общество возле принадлежавшего ему в городском саду катка строит новое помещение, более приспособленное для отдохновения конькобежцев. Помещение обещает быть достаточно обширным и теплым, хотя стенки его сбиваются из досок. По слухам, в нем будет устроен буфет для взрослых, конечно, со всеми отогревающими средствами, и для учащихся – чайная».

В этом же номере газеты в рубрике «Местная хроника» было и еще одно сообщение, касающееся МВПО:

«25 июля в 10 часов вечера, по Ново-Романовской улице, возле здания вольного пожарного общества, найден подкинутый ребенок мужского пола, около двух месяцев от рождения. Ребенок отправлен в приют для подкидышей».

Подобные случаи в те времена не были редкостью. Женщины, которые по различным обстоятельствам не могли сами растить ребенка, и не решавшиеся показаться возле приюта с младенцем, что сразу же привлекло бы к себе внимание, старались оставить малыша там, где его быстро обнаружат и не бросят без помощи.  Поэтому нередко подкидышей находили охотники, порядочность которых не вызывала у горожан сомнения.

             В то же время основным делом МВПО является предупреждение и тушение пожаров, с чем охотники успешно справлялись, судя по тому, что крупных пожаров в этот период не случалось.

Вернуться к списку новостей