На главную Обратная связь
Республиканское государственно-общественное объединение
"Белорусское добровольное пожарное общество"
Главная» Новости

Из истории развития пожарного добровольчества13.08.2019

По ходатайству Правления МВПО и согласно последовавшего приказа минского полицмейстера, охотники общества освобождаются от принудительных военных работ ввиду несения ночных дежурств в депо первого отделения на случай ночных пожаров.

Очередной воинской мобилизацией члены общества с 1895 по 1898 годы рождения призываются на действительную военную службу, как ратники ополчения второго разряда. В обоих отрядах дружины МВПО к началу нового пожарного сезона остается всего 60 человек.

И все же, несмотря на трудные времена, успехи МВПО не остаются незамеченными, что подтверждает извлечение из журнала «Правительственный вестник» (1916 г., стр.682):

«Государь Император в Монаршем внимании к особым трудам и заслугам, оказанным некоторыми лицами по общественным учреждениям, состоящим под Августейшим председательством Е.И.В. Великой княгини Марии Павловны, Всемилостлевейше соизволил пожаловать июля 22 дня с.г. по Минскому пожарному обществу:

Орден Святой Анны третьей степени – брандмейстеру второго отделения и секретарю общества, потомственному дворянину С.Романовскому; золотые медали с надписью «За усердие» для ношения на шее на Александровской ленте – потомственным почетным гражданам: брандмейстеру первого отделения Б.Петровскому, начальнику отряда трубников Г.Миранскому и помощнику отряда лазальщиков М.Онефатеру; золотую медаль с надписью «За  усердие» для ношения на груди на Анненской ленте – помощнику начальника трубников, зубному врачу А.Шапиро; серебряную медаль с надписью «За усердие» для ношения на груди на Станиславской ленте – члену ревизионной комиссии  купцу Н.Когану, Минским мещанам охотникам лазальщикам – М.Герцегеру, З.Конилевичу, трубникам – Е.Либо, В.Вейнеровичу и служителю общества, крестьянину Виленской губернии и уезда И.Матулису».

Сохранились несколько приказов начальника охотников, которые также подтверждают ответственность и самоотверженность охотников при выполнении своих обязанностей.

   

«Приказ Начальника охотников № 8 от 10.09.1916 года

Объявляют благодарность от имени Его Превосходительства Г-на Председателя МПО Чернявского, охотника Сорокина и Вайну, как показавших себя достойными носителями пожарного девиза 2-го августа с.г. в день налета неприятельских аэропланов, по оказанию помощи пострадавшим.

            Приказ  Начальника охотников  №10 от 14.10.1916 г.

Объявляю по команде:

На пожаре в доме Фогеля по Захарьевской улице 13 октября с.г. особо самоотверженно  работали охотники Сорокин и Пикуль, а также временно прикомандированный из Сызраньской пожарной дружины помощник начальника охотников Захарский, коим объявляется благодарность».

Хотя нарушения дисциплины все-таки случались, но малочисленность охотников вынуждала правление не принимать сразу мер по отчислению провинившихся, как это предусматривалось в прошлые годы мирного времени.

         «Приказ Начальника охотников № 9 от 22.09.1916 г.

Объявляю по команде:

Напоминаю всем охотникам об неукоснительном и аккуратном несении дежурства в электротеатрах, ввиду того, что на случившееся 21 сентября с.г. пожаре в «Люксе» в машинном отделении, благодаря только случайному присутствию должностных лиц Левковича и Тупика и дежурного трубочиста, был  вовремя потушен пожар, где назначенных в наряд дежурных охотников Шухмана, Тониса, Бляхера и Салановича никого не было.

Делая последним замечания, предупреждаю, что на будущее время буду принимать более строгие меры взыскания».

Состояние денежных средств МВПО за 1916 год: приход составил 28 687 р. 52 к. Расход 24 507 р. 44 к. Ведомость доходов: от членских взносов – 42 р.; поступления от коробочных сборов – 250 р.; пособие от города – 9650 р.; пособия от страховых обществ – 400 р.; от ледяного катка – 2322 р.; от вечеров и гуляний – нет; от артели трубочистов – 2970 р.; пожертвований – нет; от электротеатров – 3126 р.; от расклейки афиш – 1610 р.; прочие поступления – 831 р. Перерасход отчету за 1915 г. – 477 р. 95 к.                     

Зима 1916-1917 годов выдалась необычайно суровой. С началом года ударили сильные морозы, достигающие –25 С. Прифронтовой Минск, переполненный войсками и беженцами, оказался на грани массовых пожаров. Сложившаяся обстановка потребовала от пожарных команд мобилизации всех ресурсов.

18 января 1917 года в 3 часа дня вспыхнул пожар по Серпуховской улице в доме Рудницского. Помещение дома было занято под гараж одного из учреждений. Зажигая машинку «Примус», один из шоферов нечаянно пролил бензин, который вспыхнув быстро охватил все комнаты. На пожар прибыли все местные пожарные части, где сорвав крышу дома и пустив в ход несколько ливеров смогли отстоять верхние этажи и локализовать развитие пожара. Шофер, зажигавший машинку, получил тяжелые ожоги лица.

Около 3 часов ночи на 19 января возник пожар на третьем этаже дома Волина на углу Захарьевской и Серпуховской улиц. В доме размещались канцелярии организаций Ее Императорского Величества княгини Марии Павловны и городского союза. Пожар продолжался всю ночь и был затушен к 11 часам утра. Тушению препятствовал сильный мороз. Пожарным удалось отстоять здание, хотя чердак и перекрытия 3-го этажа сильно обгорели. Вечером того же дня пожарные снова были вызваны к дому, так как вновь показался огонь среди тлевших деревянных частей.

Особенно много случаев пришлось на 20-22 января. Пожары произошли в магазине Малявского по Архирейскому переулку, где размещалась канцелярия Красного Креста, в Комарах, по Петроградской улице, в доме Виндорфа.

В ночь на 22 января в Минской тюрьме, в деревянном флигеле занимаемой тюремной больницей, от сильной топки печи возник и быстро распространился пожар.

Немедленно на место прибыл начальник губернии камергер князь В.А.Друцской-Соколинский и Полицмейстер статский советник А.А.Лебеко, по распоряжению которых вызваны наряды казаков и городовых. Прибышие наряды оцепили все тюремное здание и прилегающие улицы. Начальник Губернии лично делал все распоряжения. Больные, находившиеся во время пожара в больнице, были своевременно переведены в другие помещения. В тушении приняли участие обе пожарные команды, благодаря которым пожар был быстро остановлен и потушен.

23 января утром в помещении гаража Земского Союза по Михайловской улице вспыхнул пожар. Огнем уничтожено все помещение. Причиной пожара послужило воспламенение бензина, который служитель, растапливая печь, плеснул на горящие дрова. Благодаря обилию горючего материала, пожар до прибытия пожарных команд охватил все здание. В огне погиб шофер Роман Нешенков. Двое служителей пожарной команды получили сильные ожоги при попытке выкатить два автомобиля. Здание сгорело дотла.

В тот же день около 5 часов вечера от усиленной топки печи произошел пожар в остро заразной больнице Земского Союза на Никольской улице в помещении для сушки белья. Огнем уничтожено все помещения с находившимся в них имуществом.

24 января в первом заседании Минской Городской Думы, член городской управы М.Г.Парфианович, в ведении которого состояла пожарная безопасность города, ознакомил гласных Думы с положением пожарного дела в городе. В докладе указывалось, что ввиду стоящих сильных морозов, когда даже днем столбик термометра стоит на отметке –23 градуса, из-за усиленной топки печей пожары особенно участились. В январе были дни, когда пожарным приходилось делать несколько выездов. Пожары от неправильного устройства печных труб происходили ежедневно. К тому же в городе осталось мало трубочистов, вследствие чего трубы в домах в лучшем случае очищались  раз в два месяца, что также часто приводило к  пожарам.

Складывающаяся ситуация усложнялась тем, что восстановить сгоревшую недвижимость в то время было почти невозможно, а квартир и помещений в городе катастрофически не хватало – сказывалось отсутствие рабочих у частных предпринимателей. Артель трубочистов вольно-пожарного общества и само Общество были обескровлены военными призывами 1915-1916 годов: из 120 охотников дружины более половины призвались в армию. Положение с тушением пожаров отчасти спасало то, что в городе временно находилась Ковенская военная пожарная команда, которая оказывала значительную помощь в борьбе с пожарами.

Г.Парфианович для улучшения пожарного дела в городе предложил для восстановления трубочистной артели пожарного общества откомандировать из городской пожарной команды 6 человек, соответственно увеличив в ней штат, а также в силу особых обстоятельств военного времени, возможности самого неблагоприятного развития событий на русско-германском фронте, не считаясь с наличием городских средств, открыть в третьей части города новое пожарное депо.

После незначительных прений предложения Парфиановича были приняты, а также городской управе вменялось по возможности часто осматривать пожарные краны на городских улицах с целью проверки не замерзли ли они от мороза.

Длящаяся уже третий год борьба с внешним врагом поставила деятельность многих пожарных организаций Северо-Западного края на грань прекращения своих действий. Военное положение края лишило вольные пожарные общества и сельские дружины постоянных источников доходов на содержание обозов, а военные призывы и внеочередные мобилизации 1915-1916 годов вывели из состава дружин значительное число наиболее опытных и подготовленных членов. Совет ИРПО, пытаясь предотвратить развал общественного пожарного дела в России, неоднократно ходатайствовал перед Правительством, в Военном ведомстве и в МВД о предоставлении отсрочки по отбыванию воинской повинности для членов общественных пожарных организаций, но вопрос этот удалось разрешить только к 10 февраля 1917 года.

15 февраля 1917 года Минский губернатор в сопровождении члена управы М.Г.Парфиановича и полицмейстера осмотрели помещения депо вольно-пожарного общества, городской пожарной команды в Серебрянке и некоторые помещения, предложенные для размещения нового пожарного отделения. Наиболее подходящими были признаны помещения бывшей 5 артиллерийской батареи по Широкой улице, где после некоторой перестройки внутренних помещений и устройства каланчи предлагалось разместить расквартированную вследствие эвакуации Ковенскую военную пожарную команду.

20 февраля начальник штаба Минского Военного округа передал для исполнения начальнику губернии следующую телефонограмму главного управляющего Генерального Штаба:

«По согласованию с МВД признано возможным  отсрочить на все время службы в пожарных командах, пожарных обществах и сельских дружинах тех нижних чинов ополчения и признанных по освидетельствованию годными к военной службе безбилетников, служащих в означенных командах, которые имели 40 лет и более отроду (к 1 января с.г.) и занимают без перерыва одну из следующих должностей: начальника команды; его помощники; брандмейстера; начальники отрядов; пожарных старост; машинистов и шоферов; заведующие водоснабжением, старшего топорника, старшего ствольщика, а также служащие по найму в добровольных пожарных обществах, по спискам,  удостоверенным Губернатором».

Также для восполнения численности дружин и команд, по согласованию со страховым отделом Главного управления по делам местного хозяйства, Совет ИРПО довел до сведения всех городских и сельских пожарных дружин о желательности допущения в их состав женщин в качестве охотников, на тех же основаниях, какие существовали для приема в эти дружины мужчин, не достигших совершеннолетия. Совет ИРПО рекомендовал пожарным обществам провести соответствующие изменения в Уставе обществ для приема в дружины юношей, достигших 16 лет от роду.

Согласно последовавшего уведомления правление МВПО сразу же предприняло энергичные шаги по сохранению основных кадров дружины, попадающих под отсрочку, подготовив письмо Минскому Губернатору:

 

                                                    «Его Сиятельству Г.Минскому Губернатору

В следствие уведомления Главного управления Генерального Штаба от 10 февраля 1917 года за № 1489, Правление МПО имеет честь просить Ваше сиятельство не будет ли признано возможным возбудить соответствующее ходатайство перед Г.Губернским Военным Комиссаром о предоставлении отсрочки по отбыванию воинской повинности Начальнику отряда трубников г.Миранскому. При этом Правление имеет честь пояснить, что г.Миранский значится ратником ополчения второго разряда призыва 1896 года и в пожарном обществе состоит с 1894 г., в должности же Начальника трубников с 1902 г. В настоящее время г.Миранский пользуется отсрочкой в качестве служащего лесопильно-строгательного завода г.Сидоровича в Гомеле до 1 июня 1917 г.

Правление общества ходатайствует о предоставлении отсрочки г.Миранскому, руководствуясь теми соображениями, что в следствии призыва многих охотников на военную службу команда комплектуется совершенно новыми, неподготовленными людьми, требующими умелого и опытного руководства. Между тем обстоятельства военного времени и близость фронта требуют от пожарного общества еще большей готовности к борьбе с могущими быть пожарами.

В силу изложенных соображений вступление г.Миранского в исполнение обязанностей начальника отряда трубников имеет для пожарного общества  особое значение».

Предпринятыми усилиями была предоставлена отсрочка по призыву в войска по мобилизации на все время войны по МВПО следующим: А.Шухман – машинист, в обществе с 13.08.1901 г.; Ш.Лейсник – старший ствольщик с 1912 г.; А.Даймент – старший ствольщик с 1907 г.; А.Готлиб-Гейцель – старший ствольщик с 1893 г.; М.Вейнерович – машинист с 1899 г.

В связи с происшедшей февральской буржуазно-демократической революцией 2 марта в помещении Минской губернской управы состоялось экстренное заседание городского общественного управления. Городской голова С.Б.Хржонстовский обратился к присутствующим с воззванием – обойтись без ненужных жертв и сохранить в городе спокойствие и порядок. Решением заседания был создан комитет общественной безопасности.

4 марта организована городская милиция. Городским комиссаром назначен М.В.Михайлов.

18 марта по постановлению городского исполнительного комитета, руководство работами по тушению пожаров изъято из ведения городской милиции. Руководить этим поручено начальствующим лицам пожарных команд. Общее наблюдение возложено на члена городского управления М.Г.Пафиановича.

Городской управой принимаются меры к усилению пожарных частей. Происшедшие этой зимой крупные пожары показали, что существующие в своем нынешнем положении пожарные команды не в состоянии справиться с работой по их тушению. Необходимо было восстановление и поддержка вольно-пожарного общества, которое оказалось значительно ослабленным в виду бывших мобилизаций. Значительную поддержку при тушении пожаров оказывала недавно прибывшая и расквартированная в Минске Ковенская крепостная (т.е. военного ведомства) пожарная команда.

С 23 марта еще одним направлением деятельности охотников стали меры по защите города от ожидаемого наводнения от реки Свислочь, которое предполагалось особенно значительным ввиду обилия снега и толщины льда в несколько аршин. Прибрежные жители опасались, что половодье достигнет размеров 1888 года. Всеми работами по этому направлению руководил член городской управы М.П.Парфианович и, благодаря четкой организации работы, негативных последствий паводка удалось избежать.

В первых числах апреля в правление МВПО было подано заявление группы охотников, в котором подняты  вопросы об установлении для членов охотников Суда чести и внесения изменений в Устав общества, в том смысле, чтобы должностные лица команды избирались  лишь членами-охотниками, а не всеми членами общества, как это стало практиковаться. Поступившее заявление было рассмотрено и на его основании был выработан проект Устава Товарищеского суда,  новая редакция Устава и Инструкции для членов охотников МВПО.

22 апреля в пожарном депо по Преображенской улице состоялось общее собрание охотников МВПО. Собрание почтило память члена правления Майкова, затем память павших на поле брани товарищей охотников. Далее собрание перешло к очередным делам: была выбрана ревизионная комиссия для ревизии отчетов за последние два года и составлена смета расходов на 1917 год. Затем общее собрание выбрало двух делегатов на 8-й Всероссийский пожарный съезд в Петрограде – Пониквицского и Брауде.  Общее собрание решило продолжить полномочия членов правления общества и должностных лиц до окончания военных действий.

8 мая по сообщению о пожаре в м.Свержень на помощь для тушения пожара выезжала расквартированная в Минске Кованская пожарная команда. Как стало известно пожар начался в 8 часов утра. Загорелся какой-то сарай.

 

При сильном ветре огонь перебрасывался с одного здания на другое и вскоре почти все местечко стало жертвой огня, уцелело лишь несколько домов. Бороться с огненной стихией при таком ветре было невозможно, да и противопожарных средств почти не было. В течение полутора часов было уничтожено 186 построек. Сгорели 2 синагоги, почтовой отделение, училище, 24 лавки, 91 жилой дом и 90 холодных построек. В огне погибло много домашнего скота, товары  в лавках и большая часть имущества в домах.

Значительные пожары произошли также в Городеи, Несвиже. В д.Загорье уничтожены жилые дома и постройки 25 домохозяев; в д. Остров уничтожено 38 жилых и 205 холодных построек; в д.Савици – 76 дворов.

15 мая в Минске произошел крупный пожар, подобных которому давно не было. Около 9 часов утра на Николаевской улице по неизвестной причине загорелся сарай в глубине двора дома №3 Ружевского.

Был сильный ветер и через несколько минут уже пылали три жилых деревянных дома того же двора. Тучи искр и головешек разбрасывало по всему кварталу. Пожар стал принимать все большие размеры. По близости телефона не было, а, учитывая что квартал располагался в низменной части города, дежурный каланчевой заметил клубы дыма поздно. Первой прибыла на пожар небольшая пожарная команда Земского Союза. Ее усилия были мизерны среди моря огня, раздуваемого  ветром. Только через 20-25 минут приехали пожарные части – и в это время по фронту улицы пылали уже 3 дома со всеми домовыми и внутри дворов холодными постройками. Воды в городских водонапорных кранах, что обычно по утрам, было мало. Положение становилось все более угрожающим. Квартал был почти сплошь деревянный. Деревом были крыты все дома, за исключением одного; смешанных построек мало.

Тушить горящие здания было бесполезно и пожарные части направили все усилия к спасению соседних построек, расположив ствольщиков на крышах домов и вблизи них полукругом, против ветра. Дальнейшее распространение огня удалось задержать к 11 часам утра. Но к этому времени добычей огня сделалось 9 жилых домов, в которых было свыше 40 жилых квартир, а также много холодных построек. В огне была сторона Николаевской улицы от Старослободской до Михайловской, дворы № 3,5,7,9,11. Позже, когда удалось установить у реки паровой насос, локализация пожара ускорилась. Сгоревшие дома были населены преимущественно малоимущими. Часть квартирного имущества была спасена благодаря самоотверженной помощи солдат и пленных австрийцев. Несколько жильцов дома и солдат получили тяжелые ожоги. Тушение пожара продолжалось до вечера.

И все же, несмотря на самоотверженные действия охотников при тушении пожаров, финансирование МВПО находилось в крайне тяжелом состоянии. Об этом свидетельствует и объявление, опубликованное 2 июня 1917 года в «Минской газете»:

«В число зданий, подлежащих продаже с аукциона в городском кредитном  обществе ха невзнос очередных платежей значится здание второго отделения МПО в урочище Добрые Мысли по Григорьевской улице. Недоимка общества составляет 2428 р.».

7 сентября  Т.Ф.Пониквицский принимает на себя временное исполнение должности начальника охотников ввиду убытия по военным обстоятельствам М.Г.Парфиановича.

Оставшаяся часть года, заполненная революционными событиями и пожарами, была для МВПО особо напряженной – в некоторые дни приходилось выезжать на тушение по 2-4 раза.

Несмотря на всевозможные коренные изменения, охотники Минского вольного пожарного общества были по-прежнему нужны своему народу, и они  оставались верными своему девизу: «Ближнему – защита».

 

По материалам архива «Музея огня» Минского городского управления МЧС.

 

 

 

Вернуться к списку новостей